ПОИСК ПО КАТАЛОГУ

Из юриста – в журналисты, или Как найти смысл жизни, сменив работу

Никогда не знаешь, куда приведут жизненные пути-дороги. Однажды можно распрощаться с юриспруденцией и, круто сменив сферу деятельности, стать писателем и журналистом – как это сделал наш герой, Владимир МАРЧЕНКО.

– Владимир Михайлович, расскажите, пожалуйста, как пришли в юриспруденцию?

– В детстве я перебирал в уме разные профессии. При этом не было желания стать, например, космонавтом или врачом, но хотелось чего-то, связанного со справедливостью и защитой людей. Точно помню, что класса с 8-го хотел пойти служить в милицию, затем переключился на более «мирную» профессию, то есть на юриста.

В 10–11-х классах нашей школы было профильное обучение: я пошел в общественно-правовой класс с углубленным изучением истории и со спецкурсом «Право». Его вела преподаватель из БГУ. В это время я уже твердо знал, что буду поступать на юридический факультет Белгосуниверситета. Тем более, мне всегда нравилось выступать на публике, и я обладал неплохими ораторскими способностями.

– О выбранной профессии не пожалели?

– Нет, о полученной юридической специальности никогда не жалел ни секунды, хотя я поступил не на юрфак, а в ГИУСТ БГУ. Профессия юриста развивает совершенно иной образ мышления, учит не доверять словам (в хорошем смысле), внимательно относиться к документам и понимать, где тебя могут объегорить. Юридическое образование приучает к системному анализу, логике в выражении мыслей, в последовательности составления деловых писем.

Я старался учиться «на отлично», осваивал теоретическую базу, полагая, что практические навыки успею приобрести после окончания учебы. Да и, если честно, среди моих знакомых юристов не было, чтобы посодействовать в подработке. Пороги юридических фирм и адвокатских консультаций ежегодно обивают сотни будущих юристов, а устроиться удается единицам.

– А куда попали по распределению после университета?

– Специальность по диплому у меня «Правоведение», а специализация – «Правовое обеспечение бизнеса». Это «юрист-хозяйственник», призванный защищать интересы юридических лиц. Распределения у меня не было (чему я рад), поскольку учился на платном отделении, но устроился на работу я уже спустя два месяца после окончания вуза, и без всяких «подвязок» и блата. Свою роль в этом сыграл высокий средний балл диплома (8,5) и мое искреннее желание развиваться в своей профессии.

– С какими трудностями в работе юриста столкнулись на первых порах?

– Трудности, конечно, есть у всех молодых людей после учебы. В первую очередь, несоответствие практической работы теоретическим основам, полученным в вузе. К тому же идеальный образ юриста или адвоката, навеянный американскими телесериалами и российскими программами вроде «Час суда», быстро растворяется в рутине повседневных дел.

В профессии юриста просто тьма бумажной работы. У юрисконсульта на предприятии работа с документами и письмами занимает 85% времени, остальное тратится на походы по судам и по администрациям, в госорганы, на согласования и живое общение (часто не самое приятное). У адвокатов немного по-другому, они более активно работают с людьми. Однако красноречивые прения в суде с обращением к присяжным заседателям почти отсутствуют, поскольку в Беларуси действует романо-германская система права, а не англосаксонская. Нашим судам важны исключительно документы и доказательства, а не «многоэтажные разговоры».

– Не хотелось ли вам, сидя в юридических конторах, одеть погоны и стать сыщиком или судьей, следователем по особо важным делам или ведущим адвокатом столицы? Если нет, то почему?

– Как ни странно, уйти в силовые структуры мне не хотелось никогда. Там нужна абсолютная лояльность и непогрешимая уверенность в том, что ты все делаешь правильно, а я не такой. Профессия адвоката также казалась не слишком привлекательной: нужен напористый характер и во многом предпринимательские качества, «работа на имя». Но к тому моменту, когда думал об этом, я уже не видел себя юристом.

– Что заставило вас распрощаться с этой работой и уйти в журналистику? Испугались угроз от клиентов?

Хотя я работал юристом-хозяйственником, угрозы действительно были. Исключительно по телефону. В основном от контрагентов-должников, которые отказывались рассчитываться по договорам поставки. Приятного, конечно, мало, но не это стало решающим фактором, который заставил уйти из профессии. Просто в какой-то момент усиленно постучалось в мозг творческое начало. В университете и в первые годы работы я писал научно-фантастические рассказы – «в стол», для себя, это отвлекало от рутины. Овладев мастерством составления исковых заявлений и деловых писем, захотелось большего: решил искать возможность публиковать статьи.

К 2012 году интернет был уже достаточно развит, появилось много частных сайтов. Я начал просматривать вакансии и наткнулся на должность журналиста-внештатника на портале migom.by. Там требовалось образование журналиста, и я поделился горечью со своим начальником, юрисконсультом предприятия. Оказалось, она знает руководство сайта – и мне устроили встречу. Предложили написать два пробных материала: гиды по выбору пароварки для дома и наушников. Я жутко волновался. Но материалы приняли, и началось сотрудничество, которое продлилось до 2016 года.

В первый раз увидеть свое имя под публикацией, которую читают люди, оказалось необычно и радостно. Что греха таить, это волнительно даже теперь, хотя написаны уже «тонны» материалов.

– Мы познакомились с вами, когда работали на сайте «Огород.ру» издательского дома «Толока». Как вы устроились туда на работу?

В 2014 году случился внутренний кризис, и я ушел из фирмы, сдающей в аренду строительные краны и аналогичное оборудование, где работал юрисконсультом. Мне тогда исполнилось 28 лет. Три месяца рассылал резюме и в компании, которые искали юрисконсультов, и в разные издательства, которые приглашали журналистов и редакторов. В какой-то мере я позволил судьбе решать свое будущее. Загадал: на какое резюме откликнутся первыми, тем и буду работать. Если на юриста – значит, возьму себя в руки и буду работать на нелюбимой, но более престижной и оплачиваемой работе. Если отреагируют на журналиста, значит, совершу крутой вираж на пути собственной жизни.

Судьба распорядилась так, что меня взяли редактором сайта в ООО «Издательский дом «Толока». С тех пор, с декабря 2014 года, я не написал ни одного искового заявления (хотя по-прежнему могу это делать), зато получил мощнейший импульс к дальнейшему развитию.

– Работая уже в сфере журналистики, приходилось ли применять знания закона, чтобы отстаивать свои права работника и гражданина, и в каких случаях?

– Напрямую применять знания закона, чтобы защитить себя или материалы, мне не приходилось. Однако, повторюсь, юриспруденция сформировала во мне особый образ мыслей: умение работать с первоисточниками и документами, излагать материал последовательно, логично и структурно, убеждать, разумно сомневаться во всем, что видишь и слышишь, быть относительно независимым и непредвзятым. Отточенные навыки составления исковых заявлений и корреспонденции помогли быстро научиться писать рекламные тексты, гиды по выбору и вести журналистские расследования.

Что же касается прав работника, я убежден, что их, как и права потребителей, нужно знать всем. Хотя, конечно, это трудно без юридического образования и понимания, как работает система права. Но трудовые отношения – это прежде всего отношения человеческие. Обо всем можно договориться и любые проблемы обсудить. С некоторыми нанимателями мы расставались на не самых дружеских нотах, но жесткая защита мне не требовалась.

– После «Толоки» вы работали в БелТА – ведущем информационном агентстве страны, потом писали про криптовалюты в частной компании. Какой опыт в журналистике получили от сотрудничества с этими организациями?

В «Толоке» на протяжении двух лет я писал о приусадебном хозяйстве и всем, что с ним связано. В «БелТА» за год прошел хорошую журналистскую школу, которую полезно проходить всем юным репортерам и редакторам: за эту уникальную возможность я бесконечно благодарен. Мои старания в освещении мировых новостей оценили по достоинству: именно работая в информагентстве, я стал членом Белорусского союза журналистов. Считаю это важным личным достижением, которым горжусь, и подтверждением преданности профессии, желания доносить до людей правдивую, достоверную и актуальную информацию. Мне нравятся новости, и когда-нибудь я обязательно вернусь в новостную журналистику.

После «БелТА» решил попробовать писать рекламные статьи и новостные заметки для блога компании, которая производит системы охлаждения майнингового оборудования. Майнинг и криптовалюты в конце 2017 года были у всех на слуху, а наша страна вообще стала пионером в законодательном регулировании этой сферы. Работать там тоже было интересно, хотя хватало работы и с патентованием, и с технической документацией, что все-таки не мое. Через почти два года я ушел в проект «Гипнопедия».

– Расскажите о нем подробнее…

«Гипнопедия» – это уникальный, новаторский проект, которым руководит белорусский ученый из БГМУ А. Сокол. Проект представляет собой мобильное приложение для смартфона и «умные» часы. Это целый комплекс сопровождения сна. Вы можете засыпать под расслабляющие звуки природы и утром просыпаться в оптимальное с точки зрения вашего организма время.

Скажем, вам нужно проснуться в 7:30. Вы задаете интервал пробуждения (например, полчаса), и сенсоры «умных» часов улавливают биологические параметры, свидетельствующие, что вы находитесь в подходящей стадии для пробуждения. Часы мягко вибрируют на запястье – и вы просыпаетесь свежим и бодрым. Может показаться, что мы «воруем» полчаса сна, ведь будильник, отталкиваясь от показаний, может поднять в 7:00, но поверьте – вы будете чувствовать себя гораздо лучше, чем если бы вас «вырвал» из сна обычный хронометр, не учитывающий показателей организма.

А главной «фишкой» я бы назвал уникальную начитку коротких мотивирующих утверждений (аффирмаций). Раньше считалось: когда спим, мозг не воспринимает информацию извне. Исследования последних 10–15 лет доказали, что мозг и во сне «слышит», что ему говорят! Как точно это работает, до сих пор не ясно. Например, выучить новый язык во сне или пройти курс высшей математики невозможно. Но короткие предложения, особенно если вы их проштудировали днем или перед сном, мозг «слышит» и откладывает в памяти, как важные.

Например, в определенное время сна, которое улавливают датчики «умных» часов, начитываются фразы «У меня все хорошо. Мои родные меня понимают. Я люблю весь мир». В итоге утром вы чувствуете вроде как необоснованный прилив бодрости и хорошего настроения: его формируют именно ночные аффирмации.

Наше приложение можно отнести к средствам аутотренинга или самовнушения. Технология благотворно влияет на ментальное здоровье: помогает справляться со страхами, неуверенностью в завтрашнем дне, упадком сил и недооценкой своих возможностей. Человек проговаривает аффирмации днем и получает дополнительный ментальный «заряд» ночью – становится сам для себя психологом.

– «Гипнопедия» работает на английском языке. Есть ли спрос у отечественных пользователей интернета на эту технологию?

– Пока наше приложение ориентировалось на западный рынок, англоязычный. Но спрос есть и среди соотечественников. Мы уже записываем голосовые сообщения на русском языке, для жителей СНГ и других стран. В рамках работы над проектом я пишу статьи в стиле «научпоп» о сне, ментальном здоровье, мотивации и самосознании, медитации. Хотя сайт активно работает всего пару месяцев, первые читатели уже появились.

– Знаю, что этим проектом ваши интересы и труды не ограничиваются…

– Так. Я создал на YouTube канал Belarus History Channel, где в документальном жанре рассказываю о катастрофах и трагедиях, случавшихся в БССР–Беларуси: делаю краткие исторические зарисовки, делюсь затронувшими меня случаями и загадками. Также пишу литературные произведения. Две последние повести создал в стиле метамодерн, они, как и другие произведения, опубликованы на портале Литрес.Самиздат. Пока считаю себя писателем, находящимся в младенческом творческом возрасте, тренируюсь, много читаю. Считаю, что писатель, журналист должен знать понемногу обо всем, быть в курсе всего и выстраивать на основе этого собственную картину мира.

– Владимир Михайлович, выходит, ваше хобби со временем стало работой, верно?

– Да, и вокруг него сейчас вращается вся моя личность. Издал за собственные деньги книгу, нашел свой круг читателей и зрителей – и ради них я работаю, творю и занимаюсь повышением квалификации, навыков, умений. Не стоит бояться менять дело, если оно по каким-то причинам перестало устраивать – из насилия над собой ничего хорошего не получается. А если занимаешься делом, которое искренне захватывает, воодушевляет, то находится тот самый смысл жизни, который искали философы всех времен и народов. И все приходит: деньги, успех, признание.

Беседовал Андрей ТИХОМИРОВ

Фото из архива героя

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *