ПОИСК ПО КАТАЛОГУ

Как балерина, только с собаками: артистка цирка – о том, как несбыточная мечта стала явью

Таких коллег не позовешь на кофе во время обеда, с ними не отметишь корпоратив, не создашь рабочий чат. Потому что они – собаки. Но артистка Белорусского государственного цирка Лилия Максименко утверждает: за 26 лет она и собаки стали не просто коллегами, но и неразлучными друзьями.

Мамин сон оказался вещим

Однажды в 1995 году в цирк пришла 17-летняя девушка со щенками. Это была Лилия. Она принесла щенков потому, что дома девать их было некуда, а маме приснился сон, будто именно в цирке малышей купят. Но девушка услышала отрицательный ответ – животных и так хватает. А вот помощница по уходу была очень нужна. И Лилия ухватилась за эту возможность: так проигрался мамин сон.

– Работа в цирке для меня была несбыточной мечтой – а тут оказался реальностью. Да еще и с моими любимыми собаками! – вспоминает героиня.

Отсчет пошел: Лилия Максименко начала выстраивать себе путь в артисты.

Сначала просто ухаживала за животными, потом поступила в Институт культуры на факультет режиссуры народных обрядов и праздников – полученная там специальность оказалась ближе всего к заветной должности в цирке. Вот как Лилия комментирует этап обучения:

– Конкретно дрессировке животных у нас не учат нигде, но хотелось получить какую-то корочку – и выбор пал на Институт культуры. Лекции по народным обрядам оказались дико скучными. Но когда заведующий кафедрой видел, что я засыпаю, называл кодовое слово «цирк» – и я оживлялась (улыбается).

Параллельно с учебой артистка продолжала работать и просила дирекцию позволить дрессировать собак. В итоге ее взяли и даже дали помещение – бывшее бомбоубежище. Там, в подвале, Лилия репетировала с собаками два года. Пока в цирк не приехала работать гуру советской дрессировки Людмила Шевченко. Увидев, где репетирует Лилия, она сказала:

– Собаки не могут дрессироваться в подвале! Им нужно пространство. Скажешь, что я тебе разрешила работать на манеже.

С тех пор – никаких подвалов: только просторный манеж и прогулки на свежем воздухе.

Интуитивная дрессировка

Есть такое понятие – «интуитивное питание»: когда человек слушает, чего хочет организм, и предоставляет ему это. Так вот Лилия прислушивается к тому, чего хотят ее четверолапые артисты. Конечно, она, как и любой профессионал, читает книги, смотрит уроки на Youtube, стараясь совершенствовать навыки. Но на первом месте – такая вот интуитивная дрессировка.

– Я считаю, человека нельзя обучить дрессуре полностью. Он должен чувствовать животное, понимать его характер, настроение, возможности, – говорит Лилия. – Когда я приходила к Людмиле Шевченко с вопросом, как сделать тот или иной трюк, она отвечала: «Подумай».

И Лилия, прежде чем воплотить задуманное в реальности, сначала логически рассуждала и представляла, как можно выполнить, например, сальто или пируэт.

– Кстати, у собаки тоже есть темперамент! – отмечает она. – Я особенно люблю холериков: они всегда на «подъеме» и готовы работать. Есть у меня и флегматик Оскар: он спокойный и, бывает, не хочет делать какие-то трюки. Приходится обыгрывать это, чтобы зритель не успел понять: что-то идет не так.

Минуты славы – и круглосуточная забота

Сегодня на сцене Лилия не волнуется: собаки для нее, как друзья, а с друзьями чувствуешь себя в безопасности.

Но первое свое выступление запомнила навсегда:

– Я вышла на манеж – и не знала, что делать, ком подступил к горлу. Хотя все было отработано до автоматизма. Пару секунд ступора, казалось, длились вечно. Собаки оказались смелее меня – и пошли работать сами. А за ними подключилась и я.

За 26 лет артистка объездила Беларусь, побывала в России, Эстонии, Украине, Венгрии и других странах. На гастролях собаки прекрасно адаптируются. Разве что ведут себя скромнее обычного. Зато в родном Минске им – полная свобода для приключений!

Многие считают, что в цирке животных эксплуатируют, издеваются над ними. Лилия с этим не согласна: если б так было на самом деле, никакой дрессировщик надолго бы в цирке не задерживался. Сама артистка никогда не обращалась с животными жестоко. Для воспитания подопечных она использует традиционные методы: голос и вкусняшки. Так, когда собака не выполняет трюк, Лилия снижает голос и повторяет команду, а когда делает хорошо, наоборот, повышает голос, хвалит и дает вкусняшку.

За время работы в цирке наша героиня попробовала себя и в качестве ассистентки на шоу со слонами. Правда, такой опыт длился недолго: оставался запах, который вызывал аллергию у сына. Такая вот специфика профессии: взаимодействие с животными так или иначе отражается на человеке.

Лилия и ее муж (тоже цирковой артист) настолько любят свою работу и животных, что ездят в отпуск по отдельности – боятся оставить подопечных на кого-то другого. Сейчас, например, артистке приходится даже ночевать на работе: заболел бобтейл. Собаке уже 12 лет, и после прививки у нее проявился дерматит. Нужно давать лекарства в определенное время. Приходится даже специально покупать индейку, потому что другая еда плохо заходит.

– Собаки стареют – и это нормально, – в голосе Лилии слышится грустинка. – Но это не значит, что с наступлением определенного возраста мы их бросаем. На шоу я просто уменьшаю нагрузку, и они остаются со мной до конца.

Репетиция окончена…

Это интервью автор провела непосредственно в цирке. На репетиции в голове все время крутились мысли: «Какие милые собаки, какие изящные движения у Лилии!» И позже оказалось невозможно удержаться от искреннего комплимента артистке: «Вы такая грациозная на арене! Как балерина, только с собаками».

Татьяна БЕЛЕЦКАЯ

Фото Степана ТЮШКЕВИЧА и из архива Белгосцирка

Нравится работать с животными? Посмотри образовательные курсы: возможно, найдешь среди них то, что нужно!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *